«Вирус Марбурга — пандемия в клетке» (14 фото)»>

Филовирусы — удивительно популярное семейство. Обладатели статуса максимальной биологической угрозы, они широко рекламируются в прессе, любое их упоминание вызывает у обывателей мурашки, неприлично и быстро разбегающиеся по всему телу. Но что на самом деле удивительно, это то, что большая часть их истории и реальной угрозы которую они представляют всё равно остается за кадром. Если вы и слышали про Эболу, то её близнец вирус Марбург большинству уже не так хорошо нам знаком. И уж точно мало кто знает, что однажды мы были в шаге от того чтобы распространить его по всей планете добровольно. История открытия, нулевой пациент и будущее фило-эпидемий, добро пожаловать в пост «Марбург — пандемия в клетке».

Странное дело, но чтобы рассказать вам об истории Вируса Марбурга, мне придется начать с совсем другого заболевания. Poliovisrus hominis. Да, с него всё началось. Один из самых старых противников нашего вида. Инфекционная болезнь, очень заразная, поражающее серое вещество спинного мозга и приводящее к поражению мышц, что в свою очередь приводит к парезам, вялым параличам, параличам и нередко к смерти. Сто лет назад полиомиелит был не забытой «бабайкой», которой сегодня только «антипрививочников» и студентов в мед. вузах пугают, а реальной угрозой на пороге вашего дома. Он вспыхивал эпидемиями и уносил тысячи жизней. В начале 20-го века пугающую славу обрели эпидемии в США. До 50 000 больных по стране и до 2000 умерших в одном только Нью Йорке. Угроза полиомиелита поставила нас перед фактом — необходима вакцина. Как можно скорее и любой ценой. История создания вакцины от полиомиелита является вишенкой на торте из списка медицинских триумфов 20-го века. Фамилии и имена Джонаса Солка, Хилари Копровски, Михаила Петровича Чумакова, Анатолия Александровича Смородинцева вошли в историю медицины, остались в названиях вакцин, покрылись золотой патиной и заняли свое почетное место в списке великих ученых. Но всегда есть и обратная сторона медали, не так ли? Прежде чем разработать любую вакцину необходимо наладить производство вируса или бактерии, которую вы решили научиться уничтожать. Взять например бактерии золотистого стафилококка, населяющего весь мир, и до 50% человеческого населения планеты в виде всевозможных угрей, менингитов, гнойников и сепсисов. Если бы вы сейчас решили заняться спортивным выведением этой бактерии для спортивного же уничтожения, вы бы взяли блюдо Юлиуса Ричарда Петри и попробовали устроить там для нее благоприятную среду.


Затем вы бы капнули/размазали замысловатым узором что-то, что по вашему мнению содержит з.стафилококк и сели бы ждать, скрестив пальцы вокруг микроскопа. Когда бы культура подросла, вы бы принялись поливать её всевозможными средствами и антибиотиками, комбинируя их в разных последовательностях и ища ту которая убьет бактерий, а не человека. Но с вирусами дело обстоит совершенно иначе. Питательная среда для него — другая клетка. Ведь сам он не способен к полноценному выживанию. Сегодня существуют «многокомпонетные петри», где выращивают материал, который становится жертвой и пищей для более опасных форм жизни. К примеру так производят вакцины MMR, заражая куриные эмбрионы корью.

Читай продолжение на следующей странице